Black&White

Объявление



Добро пожаловать на ТРПГ Black&White, друг.

Это авторский мир на стыке темного фэнтэзи, готического хоррора, мистики и стимпанка, этот мир, который они зовут Фернасом, уже переступил черту гибели, это – бытие после смерти, тягостное, бессмысленное, и безжалостная длань окончательного умирания надо всем. Ад, настигающий при жизни, не оставляет ни единого шанса остаться белым, нетронутым, чистым; каждый герой – отрицателен, каждый поступок – зло, все помыслы черны, но не осуждай их: и после конца света никто не хотел подыхать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black&White » Альтернативная хроника событий » Сага о драконе. Уцелевшие обрывки


Сага о драконе. Уцелевшие обрывки

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


http://sh.uploads.ru/t/AMYV5.jpg


"Мы не в силах изменить узор кованой решётки нашей судьбы" - Обречённая Старх


Отредактировано Eirinia (2015-07-23 01:28:54)

2

Ночной ветер редко бывает сильным. Он несёт с собой лишь лёгкую прохладу, столь сладкую после полуденного зноя. Прохладу – и свежесть буйного леса…
Но сейчас он нёс не только их. Сорванные листья, тлеющие клочки ткани и бумаги, и тревожный запах – запах гари.
Пожар не виден с просторов. Пожар не виден с окраины. Он там, в самом сердце леса, там, где город. Древний… и обречённый.
Защитники отчаянно бьются, защищая себя, себе подобных и Гостей, которых взяли под свою защиту. Всё это на фоне бушующего пламени, которое некогда и некому тушить.
Слабые бегут. Ряды защитников редеют. А легионы захватчиков продолжают прибывать, намеренные сделать это нападение последним.
Город горит.
Лес горит.
Мир горит.

Женщина вздрогнула и проснулась. Догорающий костёр продолжает уютно потрескивать и ласкать лицо приветливым теплом.
Задремала. Незаметно для себя. Ну надо же…
Такой живой сон. Словно и не сон вовсе.
Она поёжилась и запахнулась поплотнее в плащ.
«Они выстоят. Столько атак уже было отбито…выстоят».
Она убеждала себя, пересиливая смертную тоску и тягучее желание ринуться туда, к ним, в родной мир. Убеждала, что один бескрылый мало чем поможет. Что как мироходец, она сейчас важнее. Что нужно найти помощь, тех, кто сможет и захочет помочь…
Костёр догорал. Здесь, в чужом, хотя уже и ставшем немного знакомом мире, костёр горел совсем как в родном.
И тоска изгнанной мессии, безуспешно бьющейся за свой народ, не отпускала точно так же…

Через две недели, когда сон уже почти забылся, она узнала, что он не был сном.

Отредактировано Eirinia (2015-07-22 22:48:35)

3

Ошейники на шее сестры и возлюбленного – это всё, что она успела увидеть, прежде чем сорваться в бега.
Облава, снова облава. Их и так осталось не больше дюжины, но демонические отродья не остановятся, пока не сожрут последних из её непреклонного рода.
Мироходец пытался увести их путями, которые недоступны большинству существ, когда удар настиг её с неожиданной стороны.
Слёзы отчаяния на ресницах сестры, заносящей руку для смертного удара…
Рывок в портал от когтистой лапы близкого друга. Остальным уже не помочь, но может им удастся скрыться – только не за ней. Враг знает, к т о может единственно верно увести последних из рода, и постарается уничтожить именно мироходца.
В уже закрывающийся портал проносится импульс и ударяет женщину в висок, лишая сознания и возможности контролировать переход в другое измерение.
Бесконтрольное падение. Проносящиеся ландшафты диких миров – новые, диковинные, пугающие…
Жёсткое падение на траву, выбивающее хриплый стон. Мутнеющим сознанием она успевает увидеть приближающегося незнакомца, а в глазах увидеть отчётливое узнавание…

- Ты уверена в своём решении?
Она коротко кивнула, глядя совсем не на того, кто задал вопрос.
Глаза сестры молили о прощении, но Это простить оказалось совсем не так просто, как продиктованные ошейником чудовищные действия.
Переплетённые пальцы недавних пленников. Бескрылой горько, и это лишь укрепляет решимость в принятом решении. Но, с другой стороны – каково им, кого натравливали на последних из собственного рода?
Если близость друг к другу хоть немного поможет им приглушить боль, то она готова простить и это предательство.
- Ты понимаешь, чего мы лишаемся из-за твоего эгоизма?
Теперь она перевела взгляд на обвинителя. Могучий и древний, один из двоих, которые пережили много поколений бесконечной войны. Куда более надёжная опора для пятерых оставшихся, чем он сам полагает. Мудрость и накопленная мощь трёх тысячелетий стоят больше, чем уникальная сила мироходца.
Интересно, они хотя бы пытаются понять её ход мыслей?
- Ступайте и спросите себя о том же, вернувшись в то время, когда вы учили меня долгу и чести. Единственным путеводителям, в чём вы хотели меня убедить.
Её древний наставник передёрнулся, как от удара. И сдвинув брови, шагнул вперёд с решительным намерением научить девчонку уму-разуму.
А та смотрела на него, смотрела прямо и спокойно. И вспоминала. Вспоминала, как её натаскивали с ранних лет жизни, едва «обрушилось» её детство.
Должна уметь. Должна знать. Должна делать на благо – да не своё же, а своего рода.
А во что это превратилось, когда в ней открылся дар мироходца…
Вспоминая всё это отчётливо, словно всё случилось в прошлом году, бескрылая давила рвущуюся по инерции верность долгу. Она сделала очень, очень много для других. Но её никогда не спрашивали, хочет ли она положить свою жизнь в этом благовидном рабстве.
Её же наставник сделал новый шаг, и лишь тогда его остановила упавшая на плечо рука. Его лучший друг и второй из древних понимал всё гораздо лучше. И мягко кивнул, глядя на бывшую ученицу. И, скорее для них обоих, чем для остальных, женщина добавила.
- Я не могу сделать больше того, что сделано. Простите. Возможно, не полагаясь на мессию, вы сможете гораздо больше…
Она почувствовала, как зеркальным жестом Старшего, на её плечо подбадривающе легла ладонь друга. Она обернулась на него.
Некогда незнакомец, а сейчас – верный товарищ, кивнул и первым шагнул к порталу. Бескрылая направилась за ним, не оборачиваясь.

Отредактировано Eirinia (2015-07-27 15:49:52)

4

Ещё один гибнущий мир…
Пути странника, не имеющего ни дома, ни цели, неизведанны. И вот мироходец – в агонизирующем, рушащемся мире. Взрываются вулканы, заливая землю магмой, везде стоит чад, запах гари режет ноздри. Земля постоянно дрожит под ногами. Воздух накалён настолько, что обычному человеку не выстоять и десяти минут.
Да и ей оставаться надолго здесь нельзя.
Но бескрылая медлит. Перед ней – большая, старая птица с выцветшим красным оперением. Она уже неспособна летать и едва способна шевелиться.
Она – феникс. Но погибнув в агонизирующем мире, этот феникс не сможет возродиться.
Однако ему повезло. Туда, где не осталось больше подходящих сосудов, новая жертва пришла сама.
И пламя объяло душу бескрылой.

Какая же мука - жить, без возможности умереть…
Просыпаться в новом мире, новым существом… Расти и процветать в половине случаев, гибнуть, как гибнут многие дети, не достигнув сознательного, юношеского, детородного возраста. Благословенна смерть, которую не помнишь, поскольку так и умер – во «сне».
И боль, и горе, если доживаешь до расцвета, и «просыпаешься». Вся память прежних веков и былых жизней обрушивается на тебя. Ты представляешь? Память веков, снова горечь каждой потери, снова боль от каждой пережитой – пережитой, ха-ха! – смерти.
Это чудовищный калейдоскоп мыслей и чувств. И он порой убивает – но и эта смерть лучше иного исхода.
А если нет…
Ты встаёшь, непавший воин, и снова ищешь пути изменить судьбу. Бесконечно и безнадёжно ищешь.
И славой ли, горем ли полнится твоя жизнь, не связанная с поиском, ты умираешь.
Чтобы вновь возродиться по воле огненного паразита, слившегося с тобой на благо самого себя, и только себя.
И сколько бы ни было ненависти к нему и жалости к себе – этот круг не разорвать.
Приходится жить. Жить – вопреки всему, обманывая себя тем, что живёшь чтобы суметь кого-то защитить.

Отредактировано Eirinia (2015-07-27 15:49:04)

5

- Как получилось, что за все эти годы ты не вернула себе крылья?
Она морщится. Такой горько-солёный вопрос… такой ненужный.
Но его снедает любопытство. И, в знак понимания, в знак извинения за него – нежные поглаживания по щеке.
Бескрылая расслабляется в его объятьях. Здесь для неё - крошечная пристань в многообразии вселенной. Его собственный мир, в котором он однажды повстречал её пра-ипостась – и сумел узнать спустя много лет в уже новой инкарнации. Его любовь и верность – как свеча, к которой мотыльку всегда приятно возвращаться из беспощадного бушующего хаоса мультивселенной.
В любом облике – он узнает. И выйдет навстречу.
Её порой снедал вопрос – как, будучи лордом, которому и самому не меньше десяти-двенадцати веков, суметь сохранить такую верность? Или всё дело как раз в том, что она находит его раз в несколько десятилетий?..
- Не знаю. Правда не знаю. Возможно, это напоминание мне о прошлом. Скорее всего, так, потому что когда мне приходится сражаться – они со мной…
Мягкий смешок.
- Ты странно говоришь. Вечно носишь этот облик, скидывая своё рождённое обличье, как кожу – но не возвращаешься к тому, с которым появилась на свет. Неужели быть бескрылым драконом – т а к больно?
Женщина сжалась и теснее прижалась к нему, с облегчением ощутив, как окрепли его объятья, когда ей потребовалась поддержка. Она уже давно не сердилась, тем более на него, что вместо правильного названия её расы они говорят - «Драконы».
Пусть так. Мёртвой цивилизации всё равно, как её будут называть.
- Я уже не дракон… я сменила десятки ипостасей – и это только те, которые я запомнила, в которых дожила до двадцати лет! – и ни одна из них не принадлежала к роду, который я потеряла. Я боюсь… я теперь совсем не дракон… Ну скажи, разве можно им остаться, побывав в теле нескольких дюжин иных существ?
Нежный поцелуй в висок. Он некогда спас остатки её народа – а теперь постоянно спасает её душу от грозящего безумия.
Невозможно поверить, что она сумела встретить в мультивселенной такого…
- Дракон ты, или нет – я не знаю. Но собой ты быть никогда не прекращала. Попробуй думать об этом, как о хорошем.

...Как же сложно умереть.
Особенно, когда десятки существ этого не хотят. Друзья, «родственники», любимые… И это их желание перевешивает даже ненависть сотен врагов.
Но те, кто привязались к мироходцу в её юные годы в разных мирах… и к кому привязалась она…
Кто-то ведь так и не принял настоящей бескрылой.
А её Лорд? Тот, кто ждёт её всегда, управляя своим миром из тени… Подозревает ли он, что каждая из жизней несёт с собой новые встречи и новые привязанности?
Если даже подозревает, то не подаёт виду.
Бескрылая не может не корить себя за это. Но пока её сущность спит, характер «оболочки» ей неподвластен. А память и чувства «защитной личности» передаются ей всегда. И порой очень сложно убедить себя, что пора уходить, пора покинуть тех, кто молит её остаться, даже когда маски сброшены.
Сколь же многих она пережила. Оказывается, это может быть не менее болезненно, чем застать закат своей цивилизации…
Но – грусть налетает и улетает, как бродячий ветер. Она не забудет их никогда, и это будет тяжелее всего.
А сейчас перед ней открывается новый, непознанный мир.
Возможно, в нём скрыты новые враги. Возможно, друзья. Небольшая – и нежелательная – возможность была в том, чтобы встретить там старого и дорогого друга, или новую любовь.
Краткий вздох – и шаг вперёд.
Может, здесь наконец-то и таится её Н а с т о я щ а я смерть?

Отредактировано Eirinia (2015-08-04 22:57:47)

6

Там, где смерть – лишь почва для новой жизни.
Бескрылая пришла сюда на запах бурлящей гибели, на запах самоотверженного, безумного, чумного веселья, плясок на костях.
Но она никак не ожидала, что этот мир будет родным для существ, погубивших её собственный.
Её учили ценить жизнь. Её учили защищать и оберегать равновесие.
Но улыбка невольно расползлась на её губах, стоило ей в полной мере осознать, какие возможности открыло ей проклятье бессмертия.
Возможность нескончаемого обучения. Вечного совершенствования. Безграничного накопления мощи.
Она стояла на пороге мира убийц. И улыбалась, глядя на первый мир, который ей предстояло разрушить.

…Её не могло не изумить, что её старый Наставник смог мало того, что найти её – так ещё и пробраться к ней от перекрестья миров.
С другой стороны, у него тоже было время учиться… или он изначально был не так прост, как казалось?..
Изумление было столь сильным, что она даже не сразу нашлась со словами, чем дала ему возможность перейти в наступление.
- Ты что, не понимаешь, что натворила?! Ты разворошила осиное гнездо! Ублюдки… они ведь уже забыли, что был когда-то род драколингов, который мог противиться их всепожирающему рою!
- Так в чём же дело? – наконец ответила она. – Они забыли о своих жертвах, так теперь забудут и о них, убийцах.
Вместо ответа он проорал ей в лицо страшное ругательство. Старший дракон был вне себя, а рядом не было его друга, чтобы его успокоить.
«Интересно, а почему?»
- Ты… ты не думала… что остались те, кто были в это время вне своего плана, те, кто пропадал в своих грабительских набегах? И что они вернутся, и тогда…
- Что – «тогда»? – резко оборвала мироходец. – Их всего горсть, жалкие остатки от их бывшего муравейника без надежды восстановить его. Их много, да, но тех, кого применительно к муравьям называют «солдатами». Их же «королевы» обращены в пыль и развеяны в пустоте.
- Но ими командуют генералы. – Тотчас возразил он, свирепо меряя шагами комнату. – И ты не можешь не признать их силы и хитроумия.
Вместо ответа Бескрылая холодно и почти сладостно улыбнулась. В её зрачках сверкнули пылкие искорки, свидетельствующие о том, что она об этом знает и более того – жаждет чтобы демоны ринулись по её следу. И именно эти искорки заставили дракона остановиться и приглядеться повнимательнее к бывшей ученице.
- Я подумать не мог, что ты решишься на такое. Ты была воспитана иным образом. Ты была рождена теми, кому претило подобное… изничтожение из мести, убийство из удовольствия. Ты… что с тобой стало? – его накрыло осознание. – Такое не мог совершить о д и н.
- Но я была одна. – Улыбка стала шире, чем-то неуловимо напомнив Старшему тех садистов-генералов, сперва отрезающим крылья подросткам и детям, приманивающих на их крики старших воинов, и уж после, расправившись с теми из засады, убивающих малышей.
Он нахмурился, уже более озадаченный и встревоженный, нежели рассерженный. На грани сознания забрезжил луч прозрения, но истина, которую он нёс, была так невероятна… и отвратительна, что Старший отмёл её, не дав проявиться.
- В любом случае, твой поступок – демонстрация чудовищного эгоизма и пренебрежения многими обычаями твоего народа. – Сухо проронил он, словно отчитывая её за легкомысленную, детскую шалость, как много веков назад.
«Погибшего народа».
Она отвернулась, не став этими словами расширять пропасть между ними. В конце концов, он был одним из немногих, кто связывал её с прошлым. Но ответить что-то было необходимо, иначе он не оставит её в покое. А иметь над душой того, кто мог помешать ей на пути, было неосмотрительно.
- Я… сожалею.
Ложь сорвалась с языка легко и естественно.

7

Хруст снега под ногами. Прерывистый и резкий. И такое же – рваное дыхание.
Они словно танцуют по свежему, едва выпавшему снегу, и под ногами их остаются чёрные следы-проплешины.
Эта снежная простыня ещё совсем тонка, но беспрестанно слетающие с неба снежинки дают ей шанс пережить следующие несколько дней, не истаять, подобно своим предшественникам.
Движение двоих как танец… Однако у обоих партнёров в руках – мечи, а значит это – Танец Смерти.
Женщина внимательно следит за движениями противника – быстрого и могучего, такого ещё на её пути не было. Она видит его лишь второй раз… мимолётный каприз той, кто не смогла сдержать искушения сразиться с кем-то столь умелым, как она сама. Почти детское, легкомысленное желание. Она прекрасно это осознаёт, но ничего не может с собой поделать.
Если есть дар сражения – он должен применяться.
Этот танец… он волнует неимоверно и дух, и тело.
Горячее дыхание вырывается облачком пара, растворяя несчастливых гостей с холодного неба.
Мечник вновь рвётся вперёд в неожиданном выпаде, и отразить его оказывается, вопреки ожиданию, весьма непросто. Но это лишь повышает жажду продолжения.
Вот только… в одной ли в искусности всё дело?
Воительница уходит в сторону от меча – и в попытке догнать ускользающее ощущение «дежавю».
Она видела его много-много раз. И много раз они танцевали этот же танец.
Хотя… хотя тогда, возможно, за его спиной не было того, что он защищал. И это желание убийства не было столь… выражено, как сейчас.
Но это неожиданно придаёт поединку пикантности. Естественно, только для неё.
На губах гостьи улыбка. Она бросается вперёд – в попытке достать кончиком клинка противника и свои собственные воспоминания…

…Которые обрушились внезапно могучим потоком, подобно воде из колоссального водопада.
Она пошатнулась, ошеломлённая, и не смогла отвести удар. Но вражеский клинок вильнул, и удар не стал смертельным.
Увидев перемену в её лице, Он тоже что-то ощутил. И, хотя это чувство было далеко от чуждой ему снисходительности, его хватило, чтобы едва пробудившаяся жизнь не оборвалась.

Бескрылая глубоко, хрипло вздохнула, пробуждаясь в этом мире и пробуждаясь в своём сознании. Воспоминания ещё не до конца улеглись и метались, как вспугнутые птицы. Восполненные воспоминания.
Ещё один кусочек мозаики лёг в общую канву её памяти о своей жизни и жизни прочих.
Она подняла руку и коснулась бинтов, тесно обмотавших ей живот и грудь.
Удивительно. Похоже, её появление здесь стало причиной нарушения каких-то причинно-следственных связей… а может, наоборот, стало их логичным стыком.
Если бы не это случайное узнавание в глазах мужчины, которого её «оболочка» видела лишь второй раз, не лежать бы ей тут и не щупать место ранения. А значит…
А затем…
И тогда…
Мироходец улыбнулась и устало прикрыла глаза, уже слыша приглушённые шаги в коридоре. Ей предстоит обдумать предстоящую тактику разговора и поведения. Такую, какая вывела бы предстоящие события в нужное русло.
Надо же, до их встречи ещё пара тысячелетий, а он сражается всё так же – в том же стиле и ничем не хуже.
Надо же… будущий наставник драколинги-изгнанницы действительно Господин войны.

8

Она давно так никого не ненавидела...
Давно так не желала противнику полного и окончательного уничтожения.
Эти мысли, наверное, затуманили её разум, оттеснили чувство самосохранения - она просто хотела спасти других жертв этих тварей... и отомстить за уже погибших.
И ярость дракона врезалась в тело Фраксиса, как острый нож в свиную тушу.
Но и, подобно ему, Бескрылая завязла в этом бою. Полчища миньонов, полки офицеров... они поддавались и мечу и магии, но вместо одних вставали новые, смыкались за спиной, отсекая пути к отступлению.
И пробившись к одному из Преторов, Поднимающей Дредлиш, она в полной мере осознала, что у неё не осталось обратного пути. Либо она победит и её, и остальных четырёх - либо её задавят числом, безликой массой кукол, чьи ведущие нити сосредоточились сейчас в четырёх руках исполинской женщины-насекомого перед ней.
Победа или смерть.

Как же она ошибалась...

...Руки импульсивно вздрагивали, рефлекторно пытаясь освободиться и освободить хозяйку, но зажимы держали крепко.
Первый надрез - длинный и тонкий, от запястья до локтя - был сделан столь искусно, что если бы Бескрылая не дёргалась, напрягая мышцы, она бы его не ощутила...
Дредлиш склонилась над ней. Две из четырёх рук были заняты - в одной острейший тонкий нож, в другой - тонкий ворох игл, которые она методично всаживала в нервные центры пленницы. Другой свободной рукой она приоткрыла надрез и изучала, когда надо, снова взрезая кожу.
Бескрылая кричала и плакала. Вокруг мельтешили те самые миньоны, они тоже проделывали некие махинации с прикованным драконом в своём слабом облике - но осколок сознания Бескрылой подсказывал ей, что ими правит Дредлиш, используя как дополнительные пары рук.
Кожный покров. Суставы. Местами кости. Горло. Глаза. Кровь. Даже сердце и мозг подверглись изменениям.
Впоследствии... впоследствии она даже не могла вспомнить, что с нею делали. Наверное она обезумала от боли. Как рой трудолюбивых насекомых, они не ведали причин облегчать жертве страдания. Последнее, что она помнила, как жирное жучиное тело с похожим на женский торсом Дредлиш склонялось над ней, смотря тремя парами безэмоциональных сплошь чёрных глаз, в то время как её руки с изяществом художника взрезали пленнице гортань.

...Спустя некоторое время Альянс врагов Фраксиса был готов выступать, дабы истребить эту противоестественную популяцию, полную осквернённых существ, потерявших душу и разум и ставших рабами своих врагов.
Но Фраксис ударил первым. И опустошительную, истребляющую всё, что ей перечило, орду вёл новый командир - совершенный телом и духом воин с колоссальным опытом сражений и безмерной преданностью Преторам.
Не помня ни того, зачем она пришла сюда и кем была, искажённая и перекроенная до последнего кусочка плоти Бескрылая вела в триумфальную битву-бойню своих новых союзников...


Вы здесь » Black&White » Альтернативная хроника событий » Сага о драконе. Уцелевшие обрывки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC