Black&White

Объявление



Добро пожаловать на ТРПГ Black&White, друг.

Это авторский мир на стыке темного фэнтэзи, готического хоррора, мистики и стимпанка, этот мир, который они зовут Фернасом, уже переступил черту гибели, это – бытие после смерти, тягостное, бессмысленное, и безжалостная длань окончательного умирания надо всем. Ад, настигающий при жизни, не оставляет ни единого шанса остаться белым, нетронутым, чистым; каждый герой – отрицателен, каждый поступок – зло, все помыслы черны, но не осуждай их: и после конца света никто не хотел подыхать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black&White » Творчество » Блог голодного бога


Блог голодного бога

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Будем знакомиться ближе: кто, откуда, зачем. Здесь я буду рассказывать о себе, о Фернасе, о задумках и перспективах.

Для начала расставим все точки над ё. Я - Сэн, я же Hungry God, кое-кто знает меня как Assara и Hentai Hunter, недавно стал использоваться ник Скоро Будет Солнечно, прочие варианты типа Граммар-наци Пинус и Мозг Рака опустим, но, если во время блуждания по сети встретите - не исключено, что это я, можете передать привет. Нет, хентай хантер из вконтакта - это не я. Я вообще не пользуюсь соцсетями, но не будем о грустном, а продолжим. Пол женский, 26 лет, не замужем, детей нет, но есть кот. Здесь моего основного персонажа зовут, как вы поняли, Итре, и из-за этого, а не из-за наличия особо крупных тараканов в верхнем нервном узле на этом форуме я говорю о себе в мужском роде.
Настоящее имя, адрес и прочее раскрывать не собираюсь, скажу только, что живу на Крайнем Севере, в часовом поясе, несовместимом с жизнью, поэтому часто появляюсь на форуме в странное время. Кроме текстовых ролевых игр люблю порно фэнтэзи, аниме, чудеса, фей и все прочие атрибуты счастливого детства, с которым не планирую расставаться. В числе любимых авторов - Андрей Лазарчук, Желязны, Дяченки и кое-какая скучная классика. Вообще писателей, которых я уважаю, много, но "много" это плохой ответ. Часто бывает, что читаю что-либо просто для знакомства с фандомом, чтобы понять, о чем говорят все эти люди.
Касаемо Фернаса, на него мои любимые писатели не оказали влияния, это мир состояния, мир ощущения. Целью было не подражание чему-либо, а передача атмосферы мрака и отчания, сюрреалистическая смесь цивилизаций в замкнутом пространстве. Людям здесь не место, потому что отсюда нет выхода. Если говорить о влиянии, есть такой человек, Дашков. Не то, чтобы очень хороший писатель, но у него выходит именно тот, правильный дарк, из которого нет выхода.

2

Что я нашел, поржать и потыкать палкой. Древние, с позволения сказать, стихи. Нет, когда-то в детстве я писал не только с размером, но и с рифмой, потом рифма потерялась где-то по пути.

Предпоследний

Муха ползет по шторе
каплей
темной и вязкой.

Сложенный лист бумаги.

Плавится черная крыша.
Стекает
по стенам,
по стеклам.
Медленно, медленно, медленно
нитями
липкой смолы.

Мир – иссушённый полдень
в судороге на асфальте
бьется, роняя пену,
тощие кисти вздевает
к синему-синему небу.

Касанье таблетки
горько;
в стакане
безвкусной и мерзкой
теплой воды из-под крана
плавает щепоть пепла.

Уже немного осталось
бледно-жёлтого жара.
Вот улетают птицы,
пересыпая небо
крапинами –
за горизонты.
Люди стоят на крышах,
машут им вслед руками:
возвращайтесь скорее…
немного уже
осталось.

Болью взломает череп,
что-то оттуда родится,
выбегут мысли-мыши –
плечи скрести коготками,
тихо скулить в волосах
и пробовать вкус ладони,
переломлённой безвольем
длинного, длинного лета.

Душно, тоскливо, пыль… но
чьи-то прохладные руки.

Чье там еще дыханье?..

Не переворачивай
тело.
Оставь.
И рядом останься.
Я буду слушать, как дышишь.
И буду ждать шаги
белого колкого снега,

мглистой грядущей зимы.

И последний

Единорог

Он был бегущим человеком
он убегал.
Он был единорогом,
ликом в небесах и символом на знаменах.
Закрыв лицо руками,
оставляя отпечатки на щеках
от нарисованных на ладонях знаков,
он бежал.
От себя
к людям, что смотрели вслед ему,
кидали стекла и черствые корки.
По опавшим листьям -
перьям,
хлопьям сажи
он бежал.
Нес чушь, нес нам истину, нес что-то старое,
давно валявшееся под ногами –
наверное, не донес.

Найти б край света, чтоб поссать с обрыва,
над раззявленными ртами и задранными головами
паря тенью призрачной и грозной,
но нам уже не успеть.

А он будет прятаться под тонкой тканью,
под старушечьими голосами,
под молитвенно сложенными руками -
напротив сердца;
и ему не успеть.
Он пожрет себя, двуединый,
и третий будет взирать взыскующе и строго
не разделяя смыслы и мотивы
молитвы.
И он умрет и станет единорогом.
Он умрет и станет костями.
Он умрет и станет именем на чьих-то губах,
отлетающим дыханием,
мотыльком,
словом.
Аминь.

За сим клянусь более никогда поэзию не насиловать. Честное слово. Кстати, объявляю неделю детского творчества, самые смелые получат конфеты х)

3

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

4

ХРОНИКИ КАРПА

Отвратный пейзаж за моим окном и карп: стадия 0.1 - из головы и картинок с карпами сочняется эскиз, перерисовывается на стекло маркером.
http://savepic.net/6907166.jpg

Карп: стадия 0.2. Маркерные каракули обводятся черным контуром. Принято решение перерисовывать карпу плавники на более аутентичные, а также добавить два лотосных бутона, но это уже завтра, ибо темнеет.
http://savepic.net/6912286.jpg

5

Карп, стадия 0.3: переделки контура закончены, начало покраски. Хотя, думаю, бутон лотоса я еще чуть-чуть переделаю, кривоват.
http://sg.uploads.ru/yuUVT.jpg

6

Пробовал рисовать на планшете, до этого рисовал только на бумаге, редко и неохотно. Как прекрасен карандаш в сравнении с мерзким стилусом, да.

Хатаннах, демон хаоса, мой персонаж с одной научно-фантастической игры.
http://sg.uploads.ru/t/PL2CD.jpg

7

Itre
какое симпатичное существо, не хотел бы я такое встретить ночью в темном переулке... впрочем, днем - тоже.

8

Rigard Meyr написал(а):

какое симпатичное существо

Милаха 9,5 метров ростом, полторы тонны клешней, феромонов и соблазнительной псевдоплоти.

Постой, что значит - не хотел бы встретить?

9

Itre написал(а):

Постой, что значит - не хотел бы встретить?

я просто представил, как он зажевывает меня этой клешней *с опаской*
а кинь ссылочку на отыгрыши этого существа, если, конечно, в открытом доступе есть

10

По правилам настолки эти штуки режут даже танковую броню, так что долго жевать не будет. Хотя координация движений у них такая, что он той клешней даже яичко с земли поднимет.

Только употребляй осторожно. Большинство наших постов совместные, но этот полностью мой. В начале он(а) в теле эльдара, это такие эльфы в космосе по версии Геймс Воркшоп.
http://crossovergame.spybb.ru/viewtopic … 734#p51995

11

Itre написал(а):

Хотя координация движений у них такая, что он той клешней даже яичко с земли поднимет.

значит, есть шанс увернуться? Особенно с вампирской скоростью реакции *представил в красках картину*

Черт, ну черт, зачем черный фон? Скопирую в ворд себе и почитаю на досуге.

Отредактировано Rigard Meyr (2015-06-28 16:43:39)

12

Rigard Meyr написал(а):

значит, есть шанс увернуться? Особенно с вампирской скоростью реакции *представил в красках картину*

Хранители секретов окружены ореолом иллюзий, в которых каждый видит нечто прекрасное и окутаны аурой соблазнения, устоять перед которой не под силу смертным, оттого их зовут прекраснейшими из бессмертных. Многие только и способны, что только стоять и смотреть на надвигающуюся погибель.

Rigard Meyr написал(а):

Черт, ну черт, зачем черный фон?

Ну такой был до меня, я оставил те же цвета, чтобы переход со старого дизайна на новый не был болезненным для людей, которые к нему привыкли.

13

Мягкий свет рождает мягкие тени, и они все струятся и тянутся, вдоль стен, вдоль покрытых тонким узором панелей металлопластика, в море теней как острова утопают разбросанные по полу неразличимые предметы, тени карабкаются по складкам ткани наверх, обхватывают ее бесстыдно обнаженное тело, настолько естественное в своей наготе, насколько естественным может быть дикий зверь, спящий в своем логове. И есть только тени и свет, они все поделили меж собой на угольно-черное и безжалостно-белое, изгибы мышц под тонкой кожей, округлости грудей, плавные линии живота и полных бедер; подложив под голову правую руку, левой она небрежно держала согнутую пополам книгу в мягкой обложке и читала, склонив к плечу украшенную изогнутыми рожками голову. У нее нечеловеческое, жуткое лицо, невыносимо отвратительное, похожее на морду странного насекомого из-за непроглядно-черных глаз без зрачка и радужки, без ресниц и бровей. И под тонкими, белесыми, бесцветными волосами, падающими ниже локтя, виднеется нечто ужасное, несоразмерно большое, не рука, а некая бесформенная конечность, поросшая бугристыми выростами и остриями. И этот слишком яркий белый свет, он не в состоянии скрыть белизну ее кожи, странный синюшно-лиловый оттенок, нежный, но отвратительный для внимательного глаза, как будто там, под кожей, есть только заветрившееся темное мясо. Некто сказал бы - монстр и оказался бы прав. Но тот, кто спал рядом с ней, скорее всего, не согласился бы,  услышав такое определение. То великодушное, отчаянное бесстрашие, с которым человек соседствовал с тварью, говорило о каком-то другом варианте видения этой проблемы. Обняв во сне подушку, он безмятежно спал и только вздрогнул во сне, когда когтистая ступня выпросталась из складок одеяла и уперлась ему в бедро. Лица не было видно за светлыми волосами, странно длинными и куда более ухоженными, чем шевелюра существа рядом, но пропорции, угадывающиеся под простынью и зигзагами теней, были явно не женскими, человек, пожалуй, был даже массивней и крупнее твари, с которой делил постель. А та, положив книгу на грудь, одной рукой, но уже привычным отработанным жестом перевернула страницу; запрокинув голову, посмотрела куда-то назад, в непроглядную темноту за пределами их ярко освещенной постели и неласково толкнула человека в бок ногой:
- Камил, хватит валяться.
Пошевелившись, он повернул голову и под волосами, накрывающими спину, что-то блеснуло, что-то отчетливо неестественное. Крепление, в четырех местах дугой идущее вдоль лопатки и прорастающее в плечо и ниже.
- Скоро утро.
Она оторвалась от чтения, чтобы встретиться с ним взглядом; на ее лице с этими жуткими антрацитово-черными глазами что-то промелькнуло, какое-то выражение, не то насмешки, не то нетерпения, что-то, что понял и легко считал ее визави, но что оказалось бы не по зубам тому, кто осмелился бы сейчас подсмотреть за этой странной парой.
Названный Камилом молча сел на кровати, оказавшись и впрямь настоящим гигантом, шириной плеч превосходящим свою подругу раза в полтора, и теперь стало отчетливо видно, что у него нет рук, их заменила искусно сделанная аугметика и, судя по истершейся позолоте на тонких узорах, покрывающих искусственные кисти и предплечья, это случилось уже очень давно. От левой руки, судя по всему, когда-то мало что осталось, но на правой сквозь напластования металла видно было, что под всем этим еще остался его собственный живой локтевой сустав, хотя, вероятно, толку от этого было мало, оба протеза тянулись до самых ключиц и лопаток, протянувшись поверх кожи и под ней. Кроме аугметики, по всему телу Камила виднелись следы характерных разъемов, места, где к нервной системе подсоединяется нечто еще, шкура, явно куда более прочная, чем его собственная, располосованная уже подживающими тонкими розовыми шрамами. Ренегат. Жуткое слово и данность, которая миллиарды людей держала в ужасе перед страшной сказкой, иногда оборачивающейся безжалостной реальностью. Отступник, служащий жутким нечеловеческим силам, одним из эмиссаров которых и было то существо, что лениво косилось, наблюдая, как он одевается, как собирает с пола золотые звенящие кольца и нежный ворох белоснежного шелка. То ли он ее раб, то ли она его награда, оба еще не решили, кем считать друг друга, что лежит между ними, какое оно и какими словами зовется. Они, эти двое, знали только ощущения, слов было слишком мало, и даже в языке хаоса, древней речи той стороны, подходящих с каждым годом оставалось все меньше. Что-то сплетается, что-то сходится так тесно и горячо, что уже незримо различие, расплавлена граница, болезненный некогда стык между человеческим, демоническим, его, ее, это страшная и старая схватка воли и желаний, кому понять ее? Во всей галактике, пожалуй, по пальцам перечесть таких.
Заломив страницу, она бросила книгу на постели и грациозно поднялась, как не умеют женщины ни одной из существующих рас, единым слитным движением тела породив танец теней на собственной коже и вокруг себя. Встала, сделала крохотный шаг ближе, повинуясь одному лишь касанию ладони неживой, но согретой теплом тела. Разомкнутое гравированное кольцо в его пальцах сверкнуло двумя остриями на концах, ярко, резко, и с легкостью рассекло сиреневую бледную кожу, впилось глубже, жаднее, выдавливая наружу бусины темной крови - Камил притянул ее еще ближе и слизнул все до единой, почувствовав, как гибкое тело содрогнулось в его руках, когда он оставил ей на коже темнеющие ожоги, но все больше от неожиданности, чем от неприятия. Шесть золоченых колец с едва заметными бубенцами, порождающими нежный звон от каждого движения, украсили тело демонетты и продетый через них длинный отрез шелка не скрыл ее тело, но занял положенное ему место, чтобы только дополнить рисунок темных знаков, прорастающих из-под кожи: кто сумел бы оценить ее, переливающуюся грацию порождения той стороны, не упрятанную в удушающие волю мороки? Ее настоящую.


Вы здесь » Black&White » Творчество » Блог голодного бога


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC