Black&White

Объявление



Добро пожаловать на ТРПГ Black&White, друг.

Это авторский мир на стыке темного фэнтэзи, готического хоррора, мистики и стимпанка, этот мир, который они зовут Фернасом, уже переступил черту гибели, это – бытие после смерти, тягостное, бессмысленное, и безжалостная длань окончательного умирания надо всем. Ад, настигающий при жизни, не оставляет ни единого шанса остаться белым, нетронутым, чистым; каждый герой – отрицателен, каждый поступок – зло, все помыслы черны, но не осуждай их: и после конца света никто не хотел подыхать.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black&White » Общение » Обсуждение эпизодов 1.1 - Frances&Jeanne


Обсуждение эпизодов 1.1 - Frances&Jeanne

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Во флуде все тонет, посему именно сюжетные предложения и замечания по постам лучше вынесем сюды. Будет типа блокнот.

Frances Sutherland написал(а):

Выслеживающий Жанну, новый друг Фрэнсис (возможно, не очень ловкий, над которым Жанна могла бы вдосталь оттачивать свои навыки тролля.... до определённого момента). Конечно, "треугольник", может статься, был бы ещё пошлее "мента" - но тут всё-таки не аморы. Разве что в эфемерном состоянии. Так что можно раскрутить эту троицу по нисходящей спирали...И да, врач - это гуд. Но не паталогоанатом. Был бы неплох психоаналитик, но это опасно для вампирши.Ну, собственно, к этому я и клонила - некто третий (или, условно, "третьи"), которые цепляют одну либо другую даму и позволяют им звучать по-новому.Воистину "ня".Этому можно посвятить третий эпизод. А во втором, к примеру, развести блядки Жанны и метания Фрэн по этому поводу.

Ввести этого врача предложу так: пройдет один или два месяца, Фрэн немного социализируется из-за контакта с Жанной, Жанна, вопреки заветам вампирского общества, оставит два-три трупа в окрестностях, работая под маньяка. Один из клиентов, думаю, останется полутрупом, попадет в больницу, но ни черта не вспомнит. Фрэн, среди бела дня отправившись за покупками, например, в соседний гипер, или попадет под машину, или просто случайно отрубится. Больница, очаровательный врач, между делом вопрос про порезы на руках, ответный посыл нахрен, какие-то разговоры, знакомство и все прочее. Жанна, которая осталась дома без мобильника и одна, ощущает себя соответственно. Фрэнсис вернулась домой, поскандалили, помирились, забыли.

Потом можно сунуть эпизод с этим хреном, как он внаглую приперся к Фрэн в гости, а та и рада. Жанна бесится и валит из дома, пока они говорят об интересных вещах, а врач рассказывает, как страшно жить на свете и какой маньяк рыщет по кустам в их маленькой деревне. Жанна, таким образом, не в курсе, а Фрэнсис делает выводы и, если это в ее характере, задает вопросы.

Frances Sutherland написал(а):

Предлагаю пока не загадывать, а посмотреть, как пойдёт. Но в принципе висюлька хвоста выходит интересной в любой проекции (чёрт, опять я про хвосты!)

Концовка делает сюжет единым целым, так что лучше сразу знать, на чем закруглимся.

В принципе, именно концовка завершает посыл этой писанины, ее идею - выбор человека между устроенной реальностью и хрупким эскапизмом, между инвалидностью и любящим мужем и мечтой об иной жизни, возможно, страшной, возможно дикой, с Жанной, наверное, и недолгой, но это выбор жизни, а не существования.

2

Так вот, важный пункт - этот хрен раньше Жанну не знал и ни о чем сверхъебстественном даже не подозревал. Слишком пошло будет вводить его как очередного героя, у которого вампиры сожгли родную хату.

И нам нужны еще второстепенные персонажи и линии, одна-две штуки. Желательно, без чудесатостей, просто психология и быт.

Я могла бы попробовать выписать момент, где Жанна несколько раз пытается написать письмо брату, сначала боится, потом злится, а потом понимает, что ей все равно. Через это можно попробовать показать ее чувства к Фрэнсис, но я не уверена, что я осилю эпистолярный жанр так, как нужно. Это будет вроде как запасной вариант.

Ах да, отношения Жанны и хрена лучше с обеих сторон обрисовать как натянутые в силу ревности и конкуренции. Она не будет троллить по мелочам, ее уровень - это, к примеру, вытащить из помойки падшего ангела силы и пугать им все вампирское сообщество. Или оторвать башку своему создателю и подкатить к брату с предложениями о проведении вечности вместе.

3

Так. Я, слепыш эдакий, наконец-то добралась до сего обсуждения >.<

Hungry God написал(а):

пройдет один или два месяца, Фрэн немного социализируется из-за контакта с Жанной, Жанна, вопреки заветам вампирского общества, оставит два-три трупа в окрестностях, работая под маньяка

Вот мне почему-то кажется, что был бы неплох эпизод-полудневник, в который можно было бы забрасывать какие-то "домашние" инциденты между Жанной и Фрэн.
Например, туда волшебно впишется твой экспромт про то, как Жанна забралась на второй этаж.
Туда же можно добавить их беседу об этих "полутрупах", о которых Фрэн прочла в новостях. Она даже может попытаться выяснить про эти случи у Жанны - с предсказуемым финалом.

Hungry God написал(а):

Фрэн, среди бела дня отправившись за покупками, например, в соседний гипер, или попадет под машину, или просто случайно отрубится. Больница, очаровательный врач, между делом вопрос про порезы на руках, ответный посыл нахрен, какие-то разговоры, знакомство и все прочее.

Врач нам нужен как игрок? У меня есть товарищ на примете. Очень хороший.

Hungry God написал(а):

Жанна, которая осталась дома без мобильника и одна, ощущает себя соответственно. Фрэнсис вернулась домой, поскандалили, помирились, забыли.

Не усекла... вампирша заволновалась о Фрэн или о себе?

Hungry God написал(а):

Концовка делает сюжет единым целым, так что лучше сразу знать, на чем закруглимся.

В принципе, именно концовка завершает посыл этой писанины, ее идею - выбор человека между устроенной реальностью и хрупким эскапизмом, между инвалидностью и любящим мужем и мечтой об иной жизни, возможно, страшной, возможно дикой, с Жанной, наверное, и недолгой, но это выбор жизни, а не существования.

Тогда нужно будет сейчас договориться о костяке в событиях (

Hungry God написал(а):

Так вот, важный пункт - этот хрен раньше Жанну не знал и ни о чем сверхъебстественном даже не подозревал. Слишком пошло будет вводить его как очередного героя, у которого вампиры сожгли родную хату.

Не спорю, что это будет пошло. Но вот о "не подозревал" мне кажется не очень естественным, особенно когда к нему начнут поступать пациенты с обескровливанием.

Hungry God написал(а):

Я могла бы попробовать выписать момент, где Жанна несколько раз пытается написать письмо брату, сначала боится, потом злится, а потом понимает, что ей все равно. Через это можно попробовать показать ее чувства к Фрэнсис, но я не уверена, что я осилю эпистолярный жанр так, как нужно. Это будет вроде как запасной вариант.

Если согласишься на вариант "дневничкового эпизода", туда эти мысли можно будет добавить в любой момент.

Hungry God написал(а):

Ах да, отношения Жанны и хрена лучше с обеих сторон обрисовать как натянутые в силу ревности и конкуренции.

Для начала нужно понять, как и когда они пересекутся.

Hungry God написал(а):

Она не будет троллить по мелочам, ее уровень - это, к примеру, вытащить из помойки падшего ангела силы и пугать им все вампирское сообщество. Или оторвать башку своему создателю и подкатить к брату с предложениями о проведении вечности вместе.

Чёрд, незнание вампирского канона осложняет понимание мякотки...
Кто такой ангел силы?
Но она же наверное попытается его устранить - по крайней мере, от Фрэн подальше?

4

>Вот мне почему-то кажется, что был бы неплох эпизод-полудневник, в который можно было бы забрасывать какие-то "домашние" инциденты между Жанной и Фрэн. Например, туда волшебно впишется твой экспромт про то, как Жанна забралась на второй этаж.
Туда же можно добавить их беседу об этих "полутрупах", о которых Фрэн прочла в новостях. Она даже может попытаться выяснить про эти случи у Жанны - с предсказуемым финалом.

Да покидать все сюда, отсюда никуда не денется. Все равно текст будет один.


> Врач нам нужен как игрок? У меня есть товарищ на примете. Очень хороший.

Если ты в нем уверена и если ты хочешь. Только помни, что нужен нам не игрок, а соавтор, не ролевые посты, а проза. Это сложнее и ответственнее.

> Не усекла... вампирша заволновалась о Фрэн или о себе?

О Фрэнсис, конечно.

> Тогда нужно будет сейчас договориться о костяке в событиях (

Набросать приблизительно. Все равно кривая накала событий вот она, оригинальна как велосипед.

> Не спорю, что это будет пошло. Но вот о "не подозревал" мне кажется не очень естественным, особенно когда к нему начнут поступать пациенты с обескровливанием.

Не подозревал, что оно такое бывает и что это вообще такое. Пациентов буквально один-два, Жанна едва ли будет сильно косячить.

> Если согласишься на вариант "дневничкового эпизода", туда эти мысли можно будет добавить в любой момент.

Все тексты на эту тему, как только они у меня появляются, я выкладываю.

> Для начала нужно понять, как и когда они пересекутся.

Это будет неизбежно после знакомства с ним Фрэнсис. Жанна внимательно отнесется к кругу ее знакомых и друзей. Домашний деспот х)

> Чёрд, незнание вампирского канона осложняет понимание мякотки...
> Кто такой ангел силы?

Да нету там никаких канонов) Это из мифологии, силы, власти, господства)) Не буду забивать тебе голову, эта ерунда наш отыгрыш не затронет.

> Но она же наверное попытается его устранить - по крайней мере, от Фрэн подальше?

Если поймет, что он знает о том, что она монстр и может рассказать Фрэнсис, убьет, не задумываясь. Но если он будет позиционировать себя всего лишь другом Фрэн - не тронет. Ревновать будет, истерить, но не тронет.

5

Itre написал(а):

Да покидать все сюда, отсюда никуда не денется. Все равно текст будет один.

Хм. Рассказ? *.*

Itre написал(а):

Если ты в нем уверена и если ты хочешь. Только помни, что нужен нам не игрок, а соавтор, не ролевые посты, а проза. Это сложнее и ответственнее.

Угу, всё так.
Предложила, через несколько дней он меня уже чуть не съел - у него уже целый образ в мелочах в голове создался xD
Кстати, куда его слать - сюда или в скайпу для начала?

Itre написал(а):

Набросать приблизительно. Все равно кривая накала событий вот она, оригинальна как велосипед.

Да кривая встанет, как поставим, всё равно ж кирпичики событий нужны >.<
Напомни, тебя можно тыкать в скайпе? А то несколько вопросов образовалось по части их взаимоотношений.

Itre написал(а):

Не подозревал, что оно такое бывает и что это вообще такое. Пациентов буквально один-два, Жанна едва ли будет сильно косячить.

Забавно. Весь такой наивный-неискушённый...)

Itre написал(а):

Это будет неизбежно после знакомства с ним Фрэнсис. Жанна внимательно отнесется к кругу ее знакомых и друзей. Домашний деспот х)

Мррр... А Фрэн - взбалмошная вредина. Как они друг друга терпеть-то будут?)

Itre написал(а):

Если поймет, что он знает о том, что она монстр и может рассказать Фрэнсис, убьет, не задумываясь. Но если он будет позиционировать себя всего лишь другом Фрэн - не тронет. Ревновать будет, истерить, но не тронет.

Арр, какие сцены меж двумя дамами назревают...
Но всё-таки мне не совсем понятно, как Жанна будет к врачу относиться. Подлячить не будет, ты сказала... Но и наблюдать издалека вряд ли же?

И да, туда же просьба. Я тут ввиду неожиданной свободы (аж почти с месяц) походу ошалела немного от счастья. Так что пинай нещадно, докуда только дотянешься. Я работаю "в направлении", но медленнее, чем могла бы >.<

6

У меня крупная проблема со скайпом, но пиши, я онлайн, хотя оно и не видно.

7

Ёрш вашу медь, я и в инвизе. Запрятались, ага.
P.S. - С планшета цифры (по крайней мере в шапке) выглядят ахинеей, а некоторые заголовки тем слились (исчезли пробелы). Скрина пока приложить не могу, увы...

8

Frances Sutherland написал(а):

P.S. - С планшета цифры (по крайней мере в шапке) выглядят ахинеей, а некоторые заголовки тем слились (исчезли пробелы). Скрина пока приложить не могу, увы...

Траблы прошивки планшета. Ошибок в хтмл точно нет, все шрифты стандартные.

пусть будет, чтоб не потерялось (кусок со вторым этажом)

Рисунок дерева на стене сливается в узоры, в ухмыляющуюся одноглазую рожу. Рисунок дерева на полу вырисовывается под пальцами чередой рельефов: карьер, увиденный с головокружительной высоты, щели и пыль, по которой она медленно рисует круги. Она и представления не имела, как эгоистичны инвалиды, хотя чего уж, раньше она и думать не желала о том, что они живут где-то рядом, через улицу, через дом, через стену, существа другого мира, поломанные куклы. Жанна лежала на полу, у лестницы, ведущей вниз, на первый этаж; ей было хорошо и спокойно слушать, как Фрэнсис всхлипывает внизу. Наверх та не могла подняться все два года своего одиночества; вот уж верх цинизма бросить калеку в двухэтажном домике, поделенном напополам непреодолимой для нее лестницей. Даже не прислушиваясь, Жанна знала, где она: у нижней ступени, сидит, скорчась в своем кресле, спрятав лицо в ладонях и плачет, плачет… но внутри не находилось ни сочувствия, ни жалости.
«Я знаю, откуда у тебя эти деньги! Куда ты опять ходила, шлюха?»
Она плачет, ткнувшись лбом в свои руки, все разукрашенные свежими и подживающими ранками, она терпеливо, раз за разом, делится своей кровью, но по-прежнему верит, что Жанна уходит по ночам подрабатывать проституткой. Наивная, непрошибаемая убежденность, что ей знать о голоде, который как боль? А он не затихает. Он уже пятьдесят лет не может затихнуть, что-то сломалось внутри, когда она едва не сошла с ума от трех месяцев ада, настигшего ее на земле. Очень страшный голодный ад. Она может осушить дурочку одним лишь глотком. Кровь – не волшебный эликсир, она лишь посредник. Мостик между жизнью и не-жизнью, между голодом и ожиданием голода. Им не будет покоя ни на земле, ни там, в настоящем аду, который уготован всем подлым тварям вроде Жанны-Джанет Вюрц.
«И ты тоже уйдешь? Свалишь к своим здоровым, да?.. Так убирайся сейчас, хватит!»
Круги на полу. Пыль на одежде, пыль в волосах. Жанна проводит пальцами, перечеркивая ровный ряд кругов. Никуда она не уйдет. Она не знает, куда идти и что делать, из всего, чудовищно-огромного пространства, что принадлежало ей, ничего не осталось, словно кто-то опустил перегородки в клетке и запертый хищник бьется о решетки. Она до костей хочет обглодать ненавистные руки, что сделали это, она хочет кричать от ненависти, но она молчит и рассеянно смотрит в стену. Убита и похоронена. Она помнила, как колотилась от боли, когда проснулась от того, что что-то врезалось в живот, потянулось выше, как кричала, не слыша своего крика, как смотрела в чье-то нависшее над ней лицо, и не запомнила, на кого был похож ее убийца, не поняла даже, мужчиной он был или женщиной.
- Джанет!
Кто-то плачет внизу, кто-то повторяет ее имя, словно брошенный ребенок, произнося его именно так, как она привыкла слышать от своих – с глухой твердостью первой буквы.
Ад не здесь. Где бы он ни был, он точно не здесь.
Жанна медленно встала с пола, спустилась тихо, чтобы не пропустить, если Фрэн позовет ее еще. Как неудобно глядеть на нее сверху вниз, словно на ребенка и вампиресса села рядом, прислонилась плечом к угловатому колесу, опустила голову на худые колени. Так лучше, и, пусть лицо подруги залито слезами, она кажется ей красивей всех на свете.
- Я тебя не брошу, глупая.
Они уйдут вместе – Жанна не планировала, она просто знала это. Еще немного времени, только прийти в себя после того, что случилось, и у нее будут силы и терпение обратить и учить.
- Прекрати плакать.

кусок с охотой, сыроват, но в общих чертах

Темно, но шумно. Люди. Людей слишком много, они смеются и пьют, и какая-то блондинка шатко танцует, поднимая над головой тонкие руки, сплетает их, роняет и смеется, когда приятель обнимает ее за угловатые плечи, сжимает, стискивая грудь. Жанна пожирала их глазами, ей физически больно было смотреть, ей хотелось, чтобы они прекратили, чтобы посмотрели на нее, она немыслимо хотела прикоснуться – и к небритой щеке парня, и к мягкому, выглядывающему из-под короткого топа животу девчонки. Как легко быть плохой, злой, отвратительной самой себе. Как легко оборвать эти жизни, оголодавшая, дрянная тварь, выползшая в тепло от своего беспросветного, пронзительного одиночества – раньше его столько не было. Были знакомые лица и голоса, которые ей нравилось слышать, люди и не совсем люди, с которыми минуты не тянулись, как сейчас, а летели без оглядки, но что поделать... Невыносимо стыдно и просто невыносимо.
Слишком строгая, чтобы быть шлюхой, слишком старая, чтобы казаться чьей-то подружкой, слишком яркая, чтобы остаться незаметной, она сидела за узким столиком в компании виски и половины бутылки пива, которое разлила и из-за которого рельефные доски столешницы еще темнели сырым пятном. Откинувшись назад и облокотившись локтем на спинку стула, Жанна рассматривала людей вокруг и все больше жалела, что потратила последние деньги на этот натюрморт, убогую имитацию нормальности. Она молча рассматривала свой салат, самый  дешевый, какой нашелся в здешнем меню – она не может есть, и потому содержимое тарелки виделось чем-то сродни нарезанному цветному пластику. Бутафория. Суррогат обыденности, непостижимого мира, в котором все эти люди живут, встречаются, напиваются, трахаются. И они не знают, как может болеть внутри от голода, голода особого, непостижимого для них рода... а если бы знали, то бежали бы отсюда, как испуганные дети.
Она долго, уже целый вечер сидела и размышляла об истоках своего отвращения к себе самой. То ли дело было в тех семидесяти евро, что составляли все ее деньги и которые пришлось считать и пересчитывать, чтобы потом не унижаться еще сильней, если вдруг не хватит, то ли эта охота... ну нет, черт возьми, нет же, раньше она любила ее, с упорством и непосредственностью ребенка считала, что именно это делает их хищниками, высшей расой, почти полубогами, которым дана воля и власть выбирать из серого стада. Просто дети взрослеют и проходит опьянение потрясающей новизной, которая ошеломляет в первые годы. Когда-нибудь каждый возвращается к неотвязной и, в общем-то, честной мысли о том, что все они – просто монстры, чудовища, которые по всем законам жанра обязаны сдохнуть, очистить мир от себя, от своей боли и от своего голода, от своего вопиющего несовершенства. И еще у нее нет никакого права разнимать поцелуй той красивой пары в другом конце зала, своим подлым беззвучным зовом.
- Вечер не удался?
Жанна медленно повернула голову – стул напротив был занят, но, как бы ей не хотелось с первого взгляда почувствовать отвращение и злость к этому бесцеремонному человеку, не получалось. Если уж ты монстр, приятно порой хотя бы воображать себя санитаром людской расы, но это тоже бегство и ложь. Все кругом лживо и только мужчина в голубой футболке с ясным смеющимся взглядом искренен до предела. А потом она обозлилась, и на него, и на бестолковое свое самобичевание, которое не приведет никуда и ни к чему, как и пять, и десять, и пятьдесят лет назад. Она просто хотела жрать и, видит пухлощекий бог со своих беззаботных облаков, свое она получит.
Усмехнувшись в ответ тщательно разыгранной пьяной ухмылкой, Жанна налила себе виски, подняла стакан, сделала вид, что медленно пьет и, взявшись за бутылку с пивом, выплюнула туда обжигающий мерзкий напиток, после чего старательно сглотнула, скривилась. Надо было идти в актрисы.
- Есть такое. – Она снова откинулась на стуле, - Хочешь меня развлечь?
- Могу попробовать.
- А это не твоя жена вон там зашла?
Его жена, как оказалось, жила на другом конце страны с родителями, стареющая тупая сука без образования и перспектив, а его звали Мэттью и ему показалось, что у охотящейся Жанны слишком грустный взгляд. Наверное, с ним было интересно говорить и можно было осудить его бывшую, посмеяться над его шутками, а потом взять телефон и когда-нибудь позвонить, если вдруг станет так же одиноко, как сегодня... Только у этого человека уже не будет никаких когда-нибудь, потому что сегодня он сел за столик к голодному монстру.
- Проводи меня домой. – Тихо попросила Жанна, с тоской провожая взглядом свои последние оставленные на столике деньги; Мэтт хотел заплатить, но она не дала, возмутилась настолько громко, насколько хотела, чтобы он поверил, что его спутница совсем пьяна, беззащитна и, возможно, безотказна. С одной стороны, хотелось верить, что он ублюдок и пришел в бар снять шлюху, с другой – не получалось, а объективно она видела свои побелевшие руки, еще немного и появится синева, пятнами станет видна сквозь тонкую кожу застоявшаяся густая кровь.
Они шли пустынными улицами, мимо одноэтажных уютных домов с темными сонными окнами; Жанна куталась в его куртку, чувствовала через ткань тепло его руки, лежащей на талии, а внутри было пусто и холодно. Внутри чередой бесконечных стоп-кадров и повторов крутились мысли о ноже в сумочке, о податливом горле, о том, что пульсирует там, под загорелой кожей, целый опаляющий океан.
- Подожди, я...
- Что такое? Тебе нехорошо?
Остановившись на дороге через прозрачный скверик, она судорожно боролась с замком клатча, нетерпеливо дергала, еле открыв. Нащупала рукоять.
- Мэтт, посмотри на меня.
Острие медленно вдавилось в кожу, а он все смотрел, смотрел и не мог отвести глаз, и не чувствовал ее холодных губ, ловящих выплескивающийся толчками океан. Это походило на слишком долгий жадный и болезненный поцелуй, не прекратившийся, пока ее партнер не упал, неловко заваливаясь набок, а Жанна только отступила назад, чтобы не испачкаться, потом присела на корточки и, без труда преодолев затихающее сопротивление, резанула еще и еще, оскалясь, кромсала его ненавистное горло и слушала, как сипит там воздух, а перед самым концом склонилась низко-низко и собрала языком и губами кровь из ран, чтобы забрать себе его тепло все без остатка.

кусок с душем, может, пригодится где

Потоки воды скатывались с волос, заливали лицо, струились вниз в кромешной темноте закрытых глаз. Тепло. Боже, как приятно чувствовать это тепло; Жанна улыбалась от удовольствия, стоя под душем, подставляя брызгам узкие ладони. Время, вода, вода, время – что появилось раньше, чем измеряется одно и другое, она не хотела знать, только от этого мига и всю вечность бы стоять так, в прозрачной льющейся одежде, теплой, как прикосновение. Но она забылась, и на мгновение показалось, что это не вода течет сверху, по лицу, по шее и груди, не вода проливается преступно и даром, и судорожный вдох заполнил горло теплым запахом железа и ржавчины. Зажав ладонью рот и нос, она отшатнулась, открыла глаза, едва ле ни с ужасом ожидая алого, нестерпимо-яркого, но вода была бесцветной в окружении голубоватых льдистых стен. Жанна торопливо выбралась на успокаивающе-холодные плитки, взяла полотенце, но, сжав его в пальцах, опустилась на пол, прижалась спиной к запотевшей от влаги стене. Холод. В холоде – покой, в жаре – сонливая лень, но посередине, в тепле, так похожем на тепло чьего-то тела, прячутся дурные мысли и странные фантазии, от которых руки дрожат и все сильнее стискивают словно бы чью-то только что снятую мохнатую шкуру, еще хранящую крохи живого тепла. Живого. Под ней натекла целая лужа, но, словно и не заметив, Жанна обмоталась полотенцем и выскочила из ванной, как из ловушки, торопясь и путаясь.

9

Тэк, давай я сейчас напишу окончательную хронологию по итогам вчерашнего обсуждения.

день 1, вечер и ночь
Жанна пришла к Фрэнсис, выслушала ее рассказ о себе (отписано)
порезала и отпила, хотела убить и съесть, но стало стыдно и неудобно (подразумевается)

день 2, утро
Фрэнсис проснулась с порезом на руке, не придала ему значения, нашла у себя дома Жанну. Именно в этот момент та говорит, что ей некуда идти. Фрэн предлагает Жанне позавтракать с ней, та отказалась, ссылаясь на плохое самочувствие и под этим предлогом ушла спать.

день 2, день
Фрэнсис пробует разбудить Жанну в районе после обеда (прописать мотивацию злобной Фрэнсис), дотрагивается и обнаруживает, что Жанна труп. Пара часов ужаса и ступора, после чего Жанна просыпается сама по себе и у них получается неприятный разговор.

день 2, вечер и ночь
Кусок с охотой (туда нужно дописать элемент ограбления трупа)

день 3, утро
Жанна встречает рассвет без единого облачка и со слезами на глазах (иначе она могла бы шляться несколько суток и могла вообще не вернуться) возвращается домой, бросает на стол деньги. Фрэнсис, естественно, не ждала, что она вернется, ее офигение на этот счет.

...

Фрэнсис мельком интересуется, собралась ли вампирша у нее жить и замечает, что люди за проживание платят. Жанна спрашивает "Сколько?" и уходит без шапки в ночь холодную, приносит деньги.

где-то тут кусок со вторым этажом, обозначить их привязанность друг к другу, первые проявления ревности и собственничества Фрэнсис
...

день (например) 30, день
Фрэнсис попадает (например) под машину и наверняка попадает в больницу, там знакомится с уруру доктором.

день 30, вечер и далее
Жанна просыпается одна, вся в ужасе, выходит, ищет Фрэн, естественно, ничего не находит, сидит в ступоре несколько дней, совсем одна. Мобильник Фрэн должен быть дома, иначе Жанка бы нашла, как ей позвонить.

день (например) 33, утро
В Европках сроки госпитализации срезаны по самое небалуй, поэтому, думаю, Фрэнсис с ее нищебродской страховкой выпрут пинком под зад очень быстро. Фрэн появляется дома, где Жанна ее ждет. Жанна, соответственно, устраивает безобразную истерику, мол, могла хотя бы позвонить и уходит спать.

день 35, можно в районе вечера
Появляется няша-доктор, например, с веником и предлогом осмотра. Жанну перекашивает от избытка чувств и она уходит гулять.

день 36, утро
Реакция Фрэн на злость Жанны за этого хмыря в их доме.

10

Молодой человек, добавьтесь-ка ко мне в скайп march.morons

Думаю, многое будет проще обсудить в уютном чатике, а сюда выбросить потом в виде логов какие-то важные моменты, буде они проскочат.

11

Кот! *дёргает за хвост* Моя жаждет узнать конечный результат отыгранного куска.

12

Наш врач немного отвязался от работы и готов играть.
А у меня сочинился маленький кусок "ни к чему".

Спойлер

Кто эта женщина?..
Откуда она вообще взялась в её тесном и тёмном мирке?
Фрэнсис с усилием потёрла переносицу и прислонилась к стене рядом с окном, поглядывая на охватываемую сумерками улицу. Этот вопрос она задавала себе регулярно последние две недели.
Снаружи было пустынно. Хотя здесь, на окраине города, почти всегда пустынно, но в этот час безлюдие ощущалось особо.
Она должна прийти. С минуту на минуту показаться на дороге…
Чёрт бы её побрал! Зачем она вообще пришла сюда, к ней?! И мало того, теперь приходит когда вздумается, как к себе домой!
Злость накатила внезапно, импульсивно, как и всегда. Злость бессильная, и не только оттого, что Фрэн никак не могла изменить случившееся, но и оттого, что в душе не хотела этого.
Не хотела вновь оставаться в одиночестве, но вместе с тем боялась своей единственной «подруги».
Да и какой, скажите на милость, нормальный человек не боялся бы вампира у себя в друзьях? А у себя в гостях? На временном проживании?..
«Жанна, зараза… с чего ты решила, что можешь опаздывать?!»
Женщина оттолкнулась рукой от стены и, выкатив коляску из-за стола, направилась к буфету за чайником. Как бы то ни было, чай был бы кстати... К тому же, гостья имела привычку появляться как раз под ворчанье чайника. Совпадение или как? Сложно сказать.
«Смешно подумать, как бы на это отреагировала моя семья. Смятением? Осуждением – меня, её или обеих? Хотя может, им и всё равно. Не думаю, что им и в самом деле интересны мои дела, даже когда они символически мне названивают по этому поводу. С-семейка…»
Фрэн была несправедлива, хотя и не отдавала себе полностью в этом отчёт. Её родители на самом деле беспокоились о дочери, ставшей калекой, даже несмотря на характер, изуродованный трагедией не хуже тела.
Друзья же… вот друзья были более безжалостны.
Но в их защиту стоило сказать, что Фрэнсис и в самом деле могла вести себя отвратительно. И прибегала к этому тем чаще, чем больше осознавала, что стало потеряно для неё навсегда.
И хотя с того дня прошло уже три года, острые когти злости и лютой обиды на весь мир не отпускали её, а только вросли неотделимо в плоть и душу. И невозможно было пояснить, что звонки родителей стали реже не из-за пренебрежения дочерью-колясочницей, а из-за горечи, которую они испытывали, слыша её хмурый голос на том конце провода.
Что сказать – ведь когда требовалось, они и в самом деле не нашли нужных слов.
…В прихожей раздался звонок. Фрэн едва не выронила кружку из рук, а затем схватилась за колёса и развернула коляску так резко, что и вовсе чуть не опрокинула. Не обратив внимание на едва минувшую опасность, она поспешила к двери.
- Привет. – Жанна встретила её взглядом сверху вниз, ответив на хмурый взгляд лёгкой улыбкой.
- Ты где пропадала? Я уже спать стала ложиться. – Буркнула блондинка, неуклюже отъезжая в сторону, чтобы гостья могла пройти. – В следующий раз закрою дверь, и будешь ночевать на пороге.
- Не ври, пожалуйста. – Мягко заметила Жанна и покачала перед лицом калеки пакетом. – Лучше наводи чай, как и собиралась. Я купила кое-что вкусное. Тебе должно понравиться.

13

Frances Sutherland написал(а):

Наш врач немного отвязался от работы и готов играть.


Готов, да, писать, только не знаю, как вводить, с "точки зрения" или как второстепенного.

14

Эпизод

День не задался с самого начала.
Сперва пролитый на колени горячий кофе. Потом Фрэн больно ударилась локтем о косяк, когда слишком резко направила кресло через порожек с кухни, что с ней отродясь не случалось. Потом неожиданно стали отказывать несколько клавиш на клавиатуре...
Фрэнсис уже ругалась в полный голос. Нет, говорить с самой собой ей было не в новинку, но обычно она это делала тихо, себе под нос - благо со слышимостью в доме на одного человека, да ещё и на отшибе, проблем не было.
Но сейчас она уже переставала сдерживать себя - тупое и непреходящее раздражение на вчерашнее постепенно сменялось слепой яростью и ненавистью ко всему миру.
А что случилось вчера?..
Ах да... она поссорилась с Жанной. Кажется.
По-крайней мере, ей так думалось.
Да, вчера у Фрэн также было весьма дурное расположение духа. Жанна это как будто чувствовала и держалась довольно сдержанно, не желая её провоцировать. Но порой в такие моменты на калеку накатывало - ей просто жизненно необходимо было с кем-то поскандалить... Увы, со своей стороны сдерживаться она не желала.
Началось всё довольно нейтрально, но очень быстро Фрэнсис сумела накрутить обстановку, цепляясь к каждой мелочи и демонстрируя безумную и самонадеянную ревность к своей подруге. Дело дошло до того, что она стала кричать о "неблагодарной паразитке" и "свесившей ножки  с её шеи сожительнице"...
Она не помнила, в какой момент у Жанны кончилось терпение.
Но зато неожиданно отчётливо помнила звук захлопнувшейся входной двери, а вместе с ним - мимолётное острое чувство, подобное куску холодной стали под сердцем.
На следующий день, проснувшись, Фрэн не обнаружила возвращения Жанны. Задавливая в себе малейшие намёки на вину и панику, она повторяла под нос мантру: "Да кому ты, чёрт возьми, нужна?!"
И вот как раз этим днём у неё начались все эти неприятности. И без того безотчётное агрессивное раздражение на всё вокруг стало принимать пугающие формы...
Звонок телефона с другого конца комнаты прозвучал набатом.
Фрэнсис даже не отдала себя отчёта, как она рывком оттолкнулась от стола и стремглав (если так можно было назвать движение в коляске) бросила себя по направлению к надрывающемуся аппарату, едва не опрокинувшись при торможении.
Схватила трубку и прижала к уху, с безотчётным трепетом задержав дыхание.
- Алло?!
- Фрэнсис? - голос Бенжамина прозвучал с задержкой и какой-то озадаченностью. Что ж, учитывая тон, каким женщина выдохнула это короткое слово в трубку. - Ты как?
В глазах у калеки помутилось. Она до треска сжала трубку. Казалось, никого в мире она не ненавидела в этот момент так, как этого чёртового доктора на другом конце провода...
- Чего тебе надо? - глухим голосом выдохнула она в трубку, с трудом заставляя себя слегка ослабить на ней хватку.
- Да вот, решил узнать, как у тебя дела. - От легкомысленной, слегка ироничной игривости в этом голосе Фрэн захотелось наорать на него так грязно, как не умели и самые захудалые шлюхи и послать так далеко, куда даже черти грешников не загоняли. Даже самой себе чуть позже она не могла объяснить, почему этого всё-таки не сделала.
- Как всегда! Узнал?! Я кладу трубку!
- Подожди-подожди, - торопливо затороторил на другом конце Бен, когда Фрэнсис в самом деле уже размахнулась, чтобы с грохотом положить трубку на полагающееся ей место. - Я пошутил. Был не прав, извини.
"Извини". Какое простое слово, чтоб его... В груди женщины что-то слегка ослабило хватку.
"Извини". Вот так просто взял и пошёл на попятный. А она была готова порвать его на кусочки.
На глаза Фрэн навернулись слёзы.
"Да чтоб тебя... вампирша... дура..."
- На самом деле, я хотел напомнить, что завтра у тебя плановый осмотр. - Осторожно проговорил доктор, когда молчание затянулось. - Ты... приедешь?
- Может быть. - По-прежнему глухо буркнула в трубку калека и, чуть поколебавшись, добавила. - Пока.
И положила трубку. Обхватила себя руками за плечи.
Вот так просто взял - и потушил тлеющий фитиль.
И - всё.
"Почему ты так не можешь? А?!"
С дрожащих губ сорвалось одно шипящее слово.
- С-сволочь...
...Стемнело быстро. Фрэнсис по-прежнему была одна.
Не пообедала. На ужин вяло пожевала бутерброд с ветчиной и запила несладким чаем.
Бездумно покуролесила в интернете, кое-как управляясь с клавиатурой, посмотрела себе новую. Не заказала.
Когда совсем стемнело, резко откатилась от компа и с внезапной злой решимостью направилась в прихожую, где закрыла дверь на внутренний замок и цепочку.
"Вот тебе! Сама виновата!"
Было спонтанное желание плюнуть, но женщина удержалась, вовремя вспомнив, кому здесь приходится убираться. После чего покатила к кровати.
Заснуть не удавалось. Фрэн вертелась, как проклятая, ругаясь на бестолкового врача, на дурацкие неощутимые ноги, на эту эгоистку Жанну. Ругалась - и чувствовала себя до крайности погано.
Пару раз ей удавалось вздремнуть, и оба раза она просыпалась, передёргиваясь всем чувствующим телом, от фантомного звука стука в дверь.
На третий раз она пришла в неистовство.
"Да чтоб тебя так растак! У меня звонок есть, как будто настолько тупая, чтобы им не воспользоваться! А нет - тогда скатертью дорожка, кому ты, к  чёрту, здесь нужна?!"
И всё же... и всё же даже перевернувшись на другой бок, она не могла отделаться от картинки перед глазами - как Жанна приходит к ней под дверь, пытается воспользоваться ключами, как дёргает дверь - и так и уходит, не воспользовавшись звонком. И больше не возвращается.
Фрэнсис закусила губу. Хотелось скулить и выть, как подстреленной волчице. Изнемогая, она закуталась с головой в одеяло, словно надеясь, что тогда можно будет свалить всё на то, что не услышала звонка, как бы нелепо это не было...
...Начало светать. Калека откинула одеяло и слабо потянулась к коляске.
Руки на колёсах двигались еле-еле. В прихожую она добиралась черепашьим темпом, испытывая бесконечное презрение и жалость к себе... и - вину и сожаление, которые уже было не вытеснить никакими ругательствами.
Сперва коснувшись цепочки, отдёрнула руку. Взгляд снова заволокла пелена обиды и гнева.
"Да кому ты можешь быть нужна... тьфу..."
Фрэнсис стала решительно разворачивать коляску, ругая себя за глупость и слабохарактерность. Но - в последний момент повернулась всем корпусом и рывком сорвала цепочку и прокрутила головку замка. После чего стремглав метнулась в спальню и бросилась под одеяло.
Несколько минут лежала, затаив дыхание и прислушавшись, всё больше и больше ощущая себя идиоткой.
Но - странное дело... ей стало легче. Фрэн глубоко вздохнула и закрыла глаза, уговаривая себя заснуть.
И, как ни удивительно, ей это удалось.


Вы здесь » Black&White » Общение » Обсуждение эпизодов 1.1 - Frances&Jeanne


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC